Изменения врп в динамике статья. Результаты поиска по \"динамика врп\". К расчету параметров гидравлического вырубного пресса с рычажным механизмом синхронизации

Экономический статус каждого субъекта Российской Федерации делает актуальным применение самых разных инструментов для оценки экономического благосостояния, финансового баланса и условий конкуренции не только на отечественном, но и на мировом рынке. Данные инструменты крайне необходимы для реализации эффективной федеральной политики, которая направляется на ликвидацию диспропорций межрегионального типа, на укрепление целостности экономики и политики. Самостоятельность регионов приводит к актуализации региональной политики и к значимости такого показателя, как региональный валовый продукт.

Информационное обеспечение с помощью ВРП

Процветание становится позывом к разработке региональных управленческих решений с современными подходами к информационному обеспечению и экономической обоснованности. Оптимальной основой для анализа характеристик рыночной экономики комплексного типа выступает система национальных счетов, или СНС. На региональном уровне СНС выступает в формате СРС (система региональных счетов). Центральная позиция в СНС принадлежит валовому внутреннему продукту, или ВВП. Региональный аналог ВВП в СНС - это региональный валовый продукт, или РВП. Данный показатель показывает уровень экономического развития, является своеобразным отражением итогов экономической деятельности каждого из хозяйствующих субъектов в рамках региона. ВРП используется в качестве основы для формирования региональных счетов.

Зачем осуществляется расчет ВРП?

На территории России расположено порядка 89 административно-территориальных образований, локализованных в разных временных поясах, отличающихся географическим положением и уровнем экономического и социального развития. ВВП отражает лишь общую ситуацию в стране, не давая четко увидеть, как обстоят дела в разных ее уголках, что исключает вероятность принятия объективных решений. Государство заинтересовано в данных, которые способны комплексно охарактеризовать обстановку в каждом отдельном уголке страны.

Дифференцированная которой выступает региональный валовый продукт, позволяет выработать подходящую экономическую политику и оценить эффективность принятых решений не на уровне страны, а на уровне регионов. С помощью динамики ВРП, в комплексе со стоимостными и натуральными показателями, удается установить направленность и интенсивность экономических процессов, которые могут на межрегиональном уровне послужить сильным толчком к развитию. ВРП играет большую роль в расчетах макроэкономических показателей и в реформировании межрегиональных отношений. Показатель служит ориентиром в процессе распределения средств из «Фонда финансовой поддержки субъектов региона РФ».

Так что же такое ВРП?

Региональный валовый продукт является, по сути, обобщенным характеризирующим уровень экономического развития региона. Он отражает и характеризует процесс производства товаров и услуг. Объем ВРП говорит о том, какова стоимость всех выпущенных товаров и услуг во всех экономических отраслях в конкретном регионе. На первых стадиях внедрения показателя в экономический анализ данные публиковались с учетом рыночных цен. Оценка ВРП в формате основных цен существенно отличается от оценки в рыночных ровно на величину чистых налогов на продукты. Субсидии не учитываются. ВРП в доминирующих цехах отражает сумму добавленных стоимостей в основных ценах с ориентацией на определенный вид экономической деятельности.

Структура ВРП, или Что в него входит

Валовой региональный продукт рассчитывается с учетом основной цены, которая выходит в расчете на единицу товара или услуги. Налоги не учитываются, но во внимание берутся субсидии на продукты. Валовая рассчитывается в каждом отдельном сегменте экономической деятельности в качестве разницы между выпуском товаров или услуг и их промежуточным потреблением. За суммарная цена выпуска товаров и услуг в рамках одного региона и является объемом выпущенной продукции. В выпуск включаются уже реализованные товары с услугами по рыночной стоимости. Для расчета используется среднее значение. учитывается в валовый выпуск, но только по себестоимости. Промежуточное потребление включает стоимость товаров с услугами, которые полностью используются при производстве в течение отчетного периода. Основной капитал для подсчета промежуточного потребления не играет роли. Расходы на итоговое использование ВРП включают расходы на домашние хозяйства, на государственные учреждения, на коллективные услуги. Оценивая объем валового регионального продукта и его структуру, можно определить источники финансирования конечного потребления.

Варианты расчета

В условиях современной экономики принято использовать несколько вариантов расчета ВРП. Производственный метод расчета показателя используется на стадии производства. Он является, по сути, суммой валовой добавленной стоимости, которая формируется каждой институциональной единицей-резидентом в области экономической территории региона. Валовый региональный продукт, расчет которого основан на разнице между выпусками товаров и услуг и их промежуточным потреблением, сформирован на основе цен на товары и услуги, полностью употребляемые при производстве, проводится на уровне отраслей и секторов экономики региона. ВРП может быть рассчитан и на основе текущих рыночных цен путем их сопоставления.

Отличие ВВП и ВРП

Валовой региональный продукт, который рассчитывается по каждому из регионов, имеет существенные отличия от ВВП. Разница между показателями - это объем добавочной стоимости. Сюда можно отнести:

  • Нерыночные коллективные услуги государственных органов: оборона, управление.
  • Нерыночные услуги, финансирование которых осуществляется из бюджета, но информация о них не доступна на региональном уровне.
  • Услуги финансовых учреждений, деятельность которых практически всегда выходит за рамки одного региона.
  • Услуги, связанные с внешней торговлей, данные по которой собраны на Федеральном уровне.

Валовый продукт: особенности показателя

Разницу между показателями ВВП и ВРП формируют расходы на оплату налогов в связи с импортом и экспортом. Эту величину весьма проблематично подсчитать в силу ее специфики и неравномерной интеграции между отдельными регионами. Валовый региональный продукт по регионам рассчитывается на протяжении 28 месяцев. Методика SAC позволяет получить более быстрый результат. Правительство использует множество механизмов, позволяющих отслеживать динамику и рост показателя. Интересен тот факт, что в сумме все показатели ВРП не соответствуют ВВП, что определяется спецификой расчетов и исключением добавочных стоимостей.

На основе каких данных рассчитывается ВРП?

Многогранная структура валового регионального продукта определяет использование одновременно большого количества источников для подсчета значений параметра. Так, в странах СНГ эксперты учитывают регистры предприятий и отчеты о производстве и реализации товаров с услугами, отчеты о затратах на производство. Во внимание берутся выборочные обследования и специальная отчетность регионального уровня. Расчет проводится по отчетам занятости и на базе обследований каждого отдельного сегмента экономики, на основании обследования бюджетов домашних хозяйств. Весомыми источниками информации выступают данные налоговых органов и банковская статистика, отчеты общественных организаций и данные по выполнению разных видов бюджета.

ВРП на практике России

Валовый региональный продукт по регионам России в полном объеме характеризует уровень развития области и сопоставляется с показателями макроуровня. Он играет роль территориального фактора развития социальных и экономических процессов. В основе расчета значения используются методологические принципы СНС, разработка которых проводилась в рамках ФСГС. Публикация результатов после их предварительного утверждения также осуществляется на уровне ФСГС.

Прогнозирование валового регионального продукта проводится на основании данных собранных со всех резидентов региональной экономики. Это могут быть корпорации, квазикорпорации и домашние хозяйства, у которых центр экономического интереса расположен непосредственно в рассматриваемом регионе. Впервые расчет и анализ валового регионального продукта был проведен в 1991 году по 21 региону. Начиная с 1993 года в расчетах принимали участие все регионально-территориальные органы власти. С 1995 года оценка и расчет ВРП является обязательным условием реализации «Федеральной программы». Только с 1997 года началась оценка динамики показателя. Он дает основания для реализации правильной экономической политики в сфере производства и промышленности, на долю которых практически во всех регионах приходится от 60 до 80 процентов всего объема ВРП.

Описание:

Правильный расчет энергоемкости валового регионального продукта и определение его динамики субъектами РФ является одним из важнейших условий достижения государственной цели – снизить к 2020 году энергоемкость ВВП на 40 % по сравнению с 2007 годом. Разберемся на примере Москвы, на треть снизившей за последнее десятилетие энергоемкость валового регионального продукта: как правильно подсчитать энергоемкость ВРП? В чем трудность оценки динамики энергоэффективности ВРП? Какие факторы повлияли на снижение энергоемкости ВРП?

Динамика энергоемкости валового регионального продукта Москвы

Динамика энергоемкости ВРП Москвы

Энергоемкость ВРП может быть выражена как:

где EIgrp t – энергоемкость ВРП в году t;

PEC t – потребление первичной энергии в году t, которое определяется как сумма:

(2)

где ein it – энергоемкость производства продукции или услуг в секторе i в году t;

AC it – индикатор экономической активности в секторе i (показатель объема производства продукции или услуг, площадь жилых или общественных зданий, число автомобилей, численность населения и т. п.) в году t;

GRP t – ВРП города в году t.

Тогда изменение энергоемкости ВРП можно разложить на две составляющие:

Первое слагаемое дает оценку эффекта изменения энергоемкости за счет структурного фактора или за счет неравномерности роста индикаторов экономической активности в разных секторах энергопотребления по отношению к ВРП. Например, при высоких темпах роста ВРП площадь жилого фонда растет медленно, но она может продолжать расти даже при падении ВРП.

Второе слагаемое отражает эффект снижения энергоемкости в отдельных секторах экономики.

Эту составляющую часто называют вкладом технологического фактора. Однако снижение энергоемкости в отдельном секторе экономики может также быть результатом структурных сдвигов в самом этом секторе (например, снижения доли энергоемкой промышленной продукции за счет более медленного роста ее производства) или результатом изменения загрузки производственной мощности, изменения цен на энергоносители, погодных условий, роста энерго-вооруженности и, наконец, собственно изменения энерготехнологических характеристик используемых объектов – зданий, сооружений и оборудования.

При рассмотрении экономики города как производящей только один продукт – ВРП – роль структурного фактора равна нулю, а доля фактора снижения энергоемкости равна 100 %. Чем больше детализация анализа, тем выше роль структурного фактора.

Если изменение энергоемкости ВРП умножить на значение ВРП, то можно получить оценку масштабов экономии энергии за счет снижения энергоемкости ВРП (рис. 2).


Рисунок 2.

Экономия энергии за счет снижения энергоемкости ВРП Москвы

Для каждого сектора потребление энергии оценивалось как функция спроса на энергию от основных факторов:

где PEC it – потребление первичной энергии в секторе i в году t;

AC it – индикатор экономической активности в секторе i в году t;

TEC it – технический фактор снижения удельного расхода энергии в секторе i в году t;

CU it – фактор изменения загрузки имеющегося оборудования в секторе i в году t;

DD t – число градусосуток отопительного периода в году t;

EP it / PI t – отношение средней цены на энергоносители в секторе i в году t к цене продукции, работ или услуг этого сектора в году t;

Other it – воздействие всех прочих факторов, не перечисленных выше, в секторе i в году t.

Для оценки вклада всех этих факторов за рассматриваемый период были определены параметры соответствующих функций спроса на энергию и на этой основе получено более детальное описание структуры факторов, определявших экономию энергии в Москве в 2001–2009 годах (рис. 3).

Анализ этих данных показывает:

■ что основной вклад в снижение энергоемкос-ти – 71 % – внесли структурные сдвиги. Из них на сдвиги в структуре секторов энергопотребления пришлось 53,7 %, на вклад продуктовых сдвигов в промышленности – 13,8 %, на вклад различия динамики численности населения и жилой площади в жилищной сфере – еще 3,5 %;

■ на фактор изменения загрузки использования производственной мощности в промышленности пришлось 10,2 % экономии энергии.

При росте производства за счет загрузки имеющихся производственных мощностей рост потребления энергии происходит тем медленнее, чем выше доля условно постоянных расходов энергии (на холостой ход, освещение, отопление, вентиляцию и кондиционирование и др.);

■ фактор роста относительных цен на энергию составил 7,3 % ее экономии;

■ на фактор климата пришлось 3,2 % дополнительного расхода энергии. Дело в том, что 2000 год был довольно теплым и за рассматриваемый период только 2008 год был теплее;

■ технологический фактор дал лишь немногим больше 1 % снижения потребления энергии и энергоемкости ВРП Москвы:

а) у конечных потребителей на технологический фактор пришлось только 3 % экономии энергии и соответствующего снижения энергоемкости ВРП. Более высокая энергоэффективность нового оборудования во многих случаях перекрывалась ростом энерговооруженности (например, для легковых автомобилей росла средняя мощность двигателя) или технологический эффект не отражался статистически. При строительстве новых энергоэффективных зданий только для небольшой их доли потребители оплачивали теплоту по приборам учета. Поэтому эффект от строительства новых энергоэффективных зданий и утепления зданий в процессе капитального ремонта не отразился в статистике. Только с 2010 года жители города стали оплачивать теплоту на основании приборов учета. Первые массовые данные о потреблении тепла на цели отопления за 2010 год будут получены только в начале 2011 года;

б) оборудование московских электростанций модернизировалось, удельный расход на выработку электроэнергии снизился по данным статистики с 308 до 288 гут/кВт ч в 2000–2009 годах, но происходило это на фоне роста удельного расхода на производство тепловой энергии с 134 до 139 кгут/Гкал и при снижении доли выработки электроэнергии по теплофикационному циклу. Поэтому коэффициент полезного использования топлива снижался. Технологический фактор при производстве электрической и тепловой энергии в целом способствовал не снижению, а росту потребления энергии на 1,8 %;

■ на прочие факторы пришлось 13,4 % снижения расхода энергии. В их число входят как ошибки и неточности статистики, так и прочие не отраженные в выражении (4) факторы.

Часть «прочих» факторов теоретически может отражать вклад технологических факторов. Однако даже если допустить, что половина вклада прочих факторов – это вклад технологического фактора, который не удалось адекватно выявить статистическими методами, то и тогда его интегральный вклад не превысит 8 %. Именно таким оказался вклад технологических факторов в 2008 году.

Таким образом, анализ позволяет сформулировать важный вывод о том, что снижение энергоемкости ВРП Москвы в 2000–2009 годах на 31,5 % в основном имело место за счет структурных сдвигов в экономике при вкладе технологического фактора в диапазоне от 1 до 8 %. Относительная роль технологического фактора оказалась самой существенной именно для жилищного сектора.

Повышение энергоемкости в кризисном 2009 году было определено вкладом структурных сдвигов на 81 %, еще на 12 % – более холодной погодой, еще на 3 % – снижением загрузки производственных мощностей. На прочие факторы пришлось 20 % повышения энергоемкости. В 2009 году в противоположном направлении – снижения энергоемкости ВРП – сработали технологический фактор (12 %) и фактор цен (5 %).

Индекс энергоэффективности

Одним из способов отражения вклада технологического фактора является оценка индекса энергоэффективности (ODEX ODYSSEE). Он определяется как средневзвешенный индекс динамики удельных расходов энергии с использованием в качестве весов долей каждого сектора в суммарном потреблении энергии:

где de it – доля потребления первичной энергии в секторе i в году t или в базовом году b в суммарном потреблении первичной энергии;

ein i и ein tb – энергоемкость производства продукции или услуг в секторе i в году t или в базовом году b (2007 год).

При снижении значения индекса энергоэффективности технологическая энергоэффективность растет, и наоборот. Выражение (5) позволяет устранить роль структурного фактора и отразить динамику энергоемкости за счет снижения удельных расходов энергии. Оценка индекса энергоэффективности для всех секторов (по 17 секторам), промышленности (по пяти продуктам), транспорта (по пяти видам) и жилищного сектора (в нем выделяются три составляющие: расходы энергии на отопление, ГВС и прочие нужды) показана на рис. 4.

В промышленности индекс энергоэффективности в 2000–2008 годах снижался в среднем на 9 % в год. Это существенно выше, чем в странах ЕС (2,1 % в год) 3 . Наиболее значительным снижение этого индекса было в 2000–2006 годах, однако происходило оно в основном за счет восстановительного экономического роста при существенном повышении загрузки построенных ранее производственных мощностей, а не за счет ускоренного внедрения новых технологий. В 2009 году из-за кризиса индекс энергоэффективности резко вырос на 19 % и вернулся к уровню 2004 года. В целом, за 2000–2009 годы индекс снижался в среднем на 6,5 % в год.

Индекс энергоэффективности на транспорте в Москве снижался только на 0,5 % в год, что в два раза медленнее, чем в ЕС4. Индекс ODEX для населения начал динамично снижаться с 2005 года. Неустойчивость его динамики – отчасти результат недостаточной надежности данных статистики. В 2000–2009 годах в среднем в год он снижался на 0,8 %, т. е. почти так же, как и в странах ЕС 4 .

Для всех секторов индекс снижался равномерно, но довольно медленно. В 2000–2009 годах он сокращался в среднем на 2,3 % в год. В странах ЕС снижение этого индекса составляло 1,3 % в год. В 2005–2009 годах снижение индекса резко замедлилось до 0,9 % в год. Это уже медленнее, чем в странах ЕС. Но даже это медленное снижение во многом определялось не внедрением новых технологий, а воздействием таких факторов, как рост цен на энергоносители и повышение загрузки производственных мощностей.

Анализ динамики индекса энергоэффективности ODEX позволяет дать дополнительное обоснование выводу о том, что роль технологического фактора в снижении энергоемкости ВРП Москвы в последние пять лет была ограничена. За счет этого фактора энергоемкость снижалась не более чем на 0,4–0,5 % в год, что равно только 10 % от суммарного темпа снижения энергоемкости ВРП.

Факторы, определявшие динамику энергопотребления в отдельных секторах экономики Москвы в 2000–2009 годах

Промышленность . Анализ для промышленности проведен по пяти продуктам: нефтепереработка (по первичной переработке нефти), производство серы, тканей, хлеба и хлебобулочной продукции, а также прочего промышленного производства.

Наиболее заметно вклад технологического фактора проявлялся в нефтепереработке. Определенную роль он играл также при производстве серы и тканей. Изменение объемов производства имело место в основном за счет роста загрузки производственных мощностей. Поэтому последний фактор в определенной степени нейтрализовал изменение потребления энергии за счет изменения выпуска продукции. Его воздействие было особенно значимым для «прочего промышленного производства». Заметную роль играли также факторы цены и климата.

Транспорт . Анализ был проведен по четырем видам транспорта: метрополитен, трамвай и троллейбус (суммарно), автомобильный и прочий транспорт (воздушный и речной). Данные о работе железнодорожного транспорта недостаточно надежны для выявления роли факторов, определявших динамику потребления энергии.

Потребление автомобильным транспортом росло в основном за счет роста парка автомобилей. Для электрифицированного городского транспорта основными факторами были динамика транспортной работы, снижение загрузки трамваев и троллейбусов. Эксплуатация устаревшей техники привела к тому, что для метрополитена, а также трамваев и троллейбусов технологический фактор вел не к снижению, а к росту потребления энергии. Возможно, что отчасти такой результат является следствием низкой надежности данных о работе трамваев и троллейбусов, которая выражена в тыс. брутто т км. Для метрополитена эти данные более надежны, тем не менее статистика показывает рост удельных расходов электроэнергии на электротягу поездов метрополитена. Для прочих видов транспорта динамика энергопотребления определялась в основном пассажирооборотом воздушного транспорта. Технологический фактор по мере замены парка старых самолетов давал эффект сдерживания роста потребления энергии.

Сфера услуг. Анализ для сферы услуг проведен в целом. Следует отметить, что в показатель «потребление энергии в сфере услуг» попадает также потребление энергии мелкими промышленными предприятиями, которые не отчитываются по форме 11-ТЭР. Например, мелкие хлебопекарни, которые работают при торговых центрах, отражены не в промышленности, а в сфере услуг.

Основным фактором роста потребления в сфере услуг стал рост площадей учреждений и предприятий этой сферы и рост объема реализации услуг на единицу площади (доход), в том числе за счет повышения числа часов их работы. Технологический фактор не сдерживал рост потребления энергии в сфере услуг, поскольку эффекты применения более энергоэффективного оборудования перекрывались ростом энерговооруженности на единицу площади объектов сферы услуг.

Жилищный сектор. Анализ факторов, определявших динамику потребления энергии в жилищной сфере, проведен отдельно для отопления, для горячего водоснабжения и для всех прочих нужд. Кроме того, показан итоговый расклад факторов для жилищной сферы (рис. 5).

Рост численности и доходов населения, а также площади жилых домов способствовал повышению потребления энергии. Однако рост цен на энергию, повышение энергоэффективности жилищного строительства, учет горячей воды и повышение эффективности водоразборного оборудования, а также повышение энергоэффективности бытовой техники существенно сдерживали повышение потребления энергии в жилой сфере. Относительная роль технологического фактора оказалась самой существенной именно для жилищного сектора.

Выводы

Оценка динамики энергоемкости ВРП Москвы зависит от точности данных о потреблении первичной энергии. Особые сложности вызывает учет потребления жидкого топлива автомобильным транспортом. Оно определяется на основе данных о численности парка автотранспортных средств.

В 2000–2009 годах 54 % прироста потребления первичной энергии в Москве пришлось на автомобильный транспорт, еще почти 35 % – на сферу услуг, 6 % – на прочий транспорт и по 4 % – на население и промышленность. Структура прироста менялась под воздействием изменений в экономике города. Наиболее резкий прирост потребления произошел в 2006 году. В 2008 году прирост был небольшим, а в кризисном 2009 году потребление снизилось.

В 2000–2008 годах энергоемкость ВРП Москвы снизилась в полтора раза или на 34 %. В среднем она снижалась на 4,6 % в год. Однако в кризисном 2009 году при значительном снижении ВРП города потребление первичной энергии снизилось незначительно, поэтому энергоемкость ВРП выросла на 11 % и составила 104,2 % от уровня 2007 года. Это обстоятельство существенно затрудняет решение задачи по снижению энергоемкости ВРП на 40 % к 2020 году от уровня 2007 года.

Снижение энергоемкости ВРП Москвы в 2000–2009 годах в основном (на 71 %) имело место за счет структурных сдвигов в экономике. Большое влияние на динамику энергоемкости оказали также факторы изменения загрузки производственных мощностей, цен на энергоносители и климата. Роль технологического фактора в последние пять лет была ограничена. Его вклад в снижение энергоемкости ВРП не превышал 10 %.

Важнейшая задача городской целевой программы «Энергосбережение в городе Москве на 2009–2011 годы и на перспективу до 2020 года» – существенно повысить вклад технологического фактора в снижение ВРП Москвы на перспективу до 2020 года.

1 В 2004-2005 годах количество автомобильного транспорта в Москве достигало соответственно 2,7 и 2,79 млн единиц, расход жидкого топлива, в соответствии с ЕТЭБ, составлял 997 тыс. т у.т. и 1 417 тыс. т у.т. В этом случае средний пробег одного автомобиля (включая легковые, автобусы, грузовые и специальные) получается равным только 1 500-2 500 км в год, что существенно меньше реального значения.

2 Все рисунки и таблица, приведенные в статье, построены по данным оценки ЦЭНЭФ.

3 Energy efficiency and energy consumption in industry. European Environment Agency // www.eea.europa.eu.

4 Energy efficiency and energy consumption in the transport sector. European Environment Agency // www.eea.europa.eu.

2. Методология исследования социально-экономических процессов и явлений в регионах

2. Методология анализа валового регионального продукта

2.3. Межрегиональные сопоставления структуры и динамики валового регионального продукта

Типологизация регионов России, анализ их дифференциации по различным показателям социально-экономического развития – одно из ключевых направлений в исследовании развивающейся российской региональной экономики. Согласно «Стратегии долгосрочного развития и роли государства в переходной экономике: российские подходы и мировой опыт» , для современной России характерны следующие тенденции территориального развития: произошедшее в ходе реформ усиление межрегиональной дифференциации по базовым социально-экономическим параметрам (по величине среднедушевого производства ВРП и среднедушевым реальным доходам населения субъекты Федерации отличаются более чем в 20 раз) и возросшее в связи с этим число проблемных регионов; нарастание процесса дезинтеграции экономического пространства, вызванного, прежде всего, ослаблением прежних экономических связей и вытеснением межрегиональных связей внешнеэкономическими.

Кроме того, отмечаются новые явления, связанные, в основном, с проблемами глобализации: усиливаются зависимость регионов от мирового хозяйства, переход к постиндустриальному и информационному развитию и новые требования к социальной сфере в связи с изменениями образа жизни населения, ужесточаются экологические требования и т.п. Исходя из этого поставлена стратегическая цель территориального развития, которая заключается «в укреплении единого экономического пространства, политической целостности, безопасности страны и гармоничном развитии всех регионов на основе их оптимальной специализации в общероссийском и международном разделении труда, использовании ресурсного потенциала и конкурсных преимуществ» . При этом все задачи, решаемые с помощью федеральной региональной политики, должны быть подчинены постановленной цели.

Сегодня намечается новый подход к федеральной региональной политике. Если до сих пор в ней доминировал принцип финансового выравнивания, а политика сводилась практически лишь к межбюджетным отношениям, то в дальнейшем упор будет сделан на самостоятельное усилие регионов в области территориального развития, особенно в тех направлениях, которые не требуют финансовой поддержки федерального бюджета. Таким образом, предлагается перейти к новой концепции региональной политики, при которой ослабление региональной дифференциации достигается уже не за счет перераспределения ресурсов между регионами, а на основе поиска регионами путей и источников своего развития и встраивания в единое формирующее конкурентное пространство страны и в мирохозяйственные связи. Как отмечает Т.А. Миронова, советник Информационно-аналитического управления, достижение социально-экономического равновесия между регионами можно рассматривать только как долговременную тенденцию. Лишь по мере укрепления бюджетной системы РФ можно поэтапно перейти к политике, делающей ставку в региональном развитии, в основном, на собственные силы .

Проблема анализа дифференциации социально-экономического положения регионов носит многоаспектный характер. При изучении дифференциации регионов России необходимо, прежде всего, отобрать факторы-детерминанты, определяющие специфику их социально-экономического положения: экономико-географическое положение регионов; природно-климатические условия; демографическую ситуацию; структуру и специализацию отраслей хозяйства; финансовую обеспеченность.

Как показывает анализ данных официальной статистики, в настоящее время в привилегированном положении оказались регионы с топливно-сырьевой базой, экспортно-ориентированной промышленностью, с достаточно развитой инфраструктурой и финансовой системой. Больше других пострадали регионы со значительной долей аграрного сектора, легкой и пищевой промышленности.

Исторически сложившаяся неоднородность (дифференциация) экономического пространства России оказывает большое влияние на структуру и эффективность национальной экономики, стратегию и тактику институциональных преобразований и социально-экономической политики. С началом рыночных реформ дифференциация регионов имеет тенденцию к увеличению.

Это объясняется комплексом причин: во-первых, действием рыночной конкуренции, неодинаковой адаптируемости к рынку регионов с разными структурой экономики и менталитетом населения и власти; во-вторых, значительным ослаблением регулирующей роли государства (сокращением государственной поддержки, отменой большинства региональных экономических и социальных компенсаторов) . Тенденция экономической дифференциации регионов и неоднородность экономического пространства отражаются в количественных различиях многих показателей социально-экономического развития регионов, подразделяющихся на макропоказатели (например, среднедушевое производство ВРП; реальные доходы населения; инвестиции в основной капитал; объем промышленного производства; продукция сельского хозяйства; розничный товарооборот; индекс потребительских цен; покупательная способность денежных доходов населения; уровень общей безработицы и т.п.) и показатели финансовой и бюджетной системы (дефицит бюджета, отнесенный к ВРП; доля налоговых поступлений в доходных источниках бюджета и доля кредитных вложений, отнесенная к ВРП; депозиты населения, отнесенные к ВРП; покупка и продажа валюты на душу населения и т.д.). Следует отметить, что отбор показателей для построения типологии социально-экономической ситуации в регионах и дальнейшего анализа межрегиональной дифференциации - достаточно сложная дискуссионная задача. Несмотря на это, лидирующую роль занимает ВРП - важнейший и наиболее информативный показатель, характеризующий уровень экономического раз-вития региона и результативность регионального воспроизводства.

В исследовании осуществляется попытка выделить аналитические возможности ВРП путем рассмотрения методологических вопросов анализа экономической дифференциации регионов России и сопоставления уровней регионального развития на основе ВРП. Внимание сконцентрировано на инструментально-аналитическом потенциале показателя ВРП при анализе экономико-структурных пропорций конкретного региона. Методологическая схема выполнения межрегиональных сопоставлений и динамических сравнений ВРП регионов России представлена на рис. 2.4.

Проанализируем структуру и динамику производства ВРП субъектов РФ .

Территориальная структура производства суммарного ВРП . Поскольку экономическое пространство России крайне неоднородно, то производство ВРП размещается по территории страны также неравномерно. Оценка и анализ производства ВРП регионов РФ рассматривается за 1999–2001гг. Распределение объемов ВРП субъектов РФ по десяти децильным группам показано на рис. 2.5. Первый дециль (группа из семи наиболее экономически развитых регионов) в 2001г. по сравнению с 1999г. повысил свой удельный вес с 43,4 до 46,7% суммарного ВРП. Первые две группы концентрируют 63,7% (2001 г.), а вот на долю последней группы приходится только 0,8% суммарного ВРП. По объему ВРП соотношение первой и последней децилей составляет 59,8. Анализ значений ВРП субъектов Федерации с точки зрения их дифференциации можно провести с помощью расчета так называемых накопленных, или кумулятивных, частот (долей) при построении кумулятивных кривых (кривых Лоренца). Неравномерное распределение объемов ВРП по регионам характеризуется коэффициентом Джини (степенью отклонения кривой Лоренца от равномерного распределения ВРП – биссектрисы). Очевидно, что чем ближе значение этого коэффициента к единице, тем выше дифференциация региональных продуктов, и наоборот, чем ближе к нулю, тем более равномерным является распределение ВРП. На основе проведенных расчетов были построены кривые Лоренца по ВРП и населению (рис. 2.6).

Рис. 2.5. Распределение суммарного ВРП субъектов РФ по децильным группам в 1999–2001 гг., %

Коэффициент Джини распределения ВРП по децильным группам регионов увеличился в 2001 г. по сравнению с 1999 г. на 0,02 п.п. и составил 57,6%, что существенно больше, чем по численности населения (40,2%). Полученные значения свидетельствуют о высокой дифференциации распределения производимого ВРП по регионам РФ.

Рис. 2.6. Кривые Лоренца по ВРП и населению в 2001г.

Объединение субъектов Федерации в федеральные округа естественно сглаживает региональные контрасты по величинам ВРП. Первое место по производству ВРП занимает Центральный ФО, он концентрирует треть суммарного ВРП (32,9%). Приволжский ФО продолжает сохранять за собой второе место, несмотря на то, что его удельный вес снижается до 17,9%. Вместе Центральный и Приволжский ФО производят более половины суммарного ВРП (50,8%). На третьем месте Уральский округ, его удельный вес вырос в 2001 г. на 1,9% по сравнению с 2000 г. Наименьший удельный вес в производстве ВРП имеет Дальневосточный ФО (5,0%), причем его вклад уменьшился в 2000 г. (табл. 2.1).

Таблица 2.1

Территориальная структура производства суммарного ВРП РФ, в %

Федеральные округа

1999

2000

2001

Центральный

Северо-Западный

Приволжский

Уральский

Сибирский

Дальневосточный

Итого

Развитие отраслевой структуры произведенного ВРП – важный фактор социально-экономического развития регионов. Российская статистика национальных и региональных счетов позволяет анализировать структуру ВРП по 30 отраслям. Для целей нашего макроэкономического анализа используется укрупненная отраслевая классификация: сфера производства товаров (промышленность, строительство, сельское и лесное хозяйство, прочие виды деятельности по производству товаров) и сфера производства услуг с разбивкой на рыночные и нерыночные услуги.

Для отраслевой структуры национальной экономики за последние восемь лет характерна тенденция повышения удельного веса отраслей, оказывающих услуги (в 2002 г. – 59% против 54,8% в 1995 г.), и уменьшение удельного веса отраслей, производящих товары (41% против 45,2%) (табл. 2.2). Многие экономисты рассматривают такое изменение структуры ВВП как прогрессивное явление, поскольку экономика России приближается к экономике развитых стран. Однако, как отмечают В.П. Павлов, В.C. Зайкин и Ю.С. Ершов , при подобных выводах не учитывались важные моменты. Во-первых, душевые показатели производства и потребления в западных странах многократно превышают соответствующие отечественные показатели, а с ростом уровня благосостояния потребность в услугах растет более высокими темпами, чем потребность в товарах. Во-вторых, сфера услуг западных стран обслуживает многие страны мира, если последние вообще не имеют соответствующих отраслей, или, по крайней мере, хороших предприятий в их составе. Это позволяет западным странам собирать легкие и быстрые доходы. Что касается нашей сферы услуг, то она, в основном, осуществляется отечественными институциональными единицами.

Таблица 2.2

Структура производства ВВП России в основных ценах, % к итогу

Производство товаров

Производство услуг

При этом в период трансформационного процесса экономики России происходит значительное повышение доли рыночных услуг в ВВП.

Эта тенденция свойственна подавляющему большинству субъектов РФ, но проявляется с разной интенсивностью. Это свидетельствует, с одной стороны, о различном уровне «зрелости» экономики регионов, а с другой - о наличие особых конкурентных преимуществ товаропроизводящих отраслей. Регионы, сконцентрировавшие торгово-посредническую и финансовую деятельность, получили значительный экономический выигрыш (Москва, Санкт-Петербург и др.), чего не смогли достичь многие регионы, например, старопромышленные и периферийные. Сопоставим отраслевую структуру ВРП по федеральным округам с отраслевой структурой ВВП России в 1999–2001 гг. (табл. 2.3).

Наиболее адекватную рыночным условиям отраслевую структуру в 2001 г. имеет Центральный ФО (более высокая доля рыночных услуг – 64,4% и более низкая в промышленности – 17,8%). Среди других выделяются следующие федеральные округа: Южный - аграрной специализацией (самая высокая доля сельского и лесного хозяйства в структуре ВРП – 17,2%), Уральский – индустриально-инвестиционной привлекательностью (высокая доля промышленности в ВРП – 45,7%, строительство – 12,5%).

Наличие нераспределяемой по регионам части ВВП приводит к определенным расхождениям отраслевых структур суммарного ВРП и ВВП страны. Поскольку в ней преобладают различные виды услуг (рыночных и нерыночных), то в суммарном ВРП доля отраслей, производящих товары, выше, чем в ВВП: в промышленности – на 2,9 п.п., в строительстве – на 0,5 п.п., в сельском и лесном хозяйстве – на 0,3 п.п. Удельный вес рыночных и нерыночных услуг ниже на 1,0 и на 2,5%, соответственно.

В разрезе субъектов Российской Федерации различия отраслевых структур ВРП достаточно велики. Максимальные и минимальные доли (2001г.) промышленности в ВРП различаются в 8,7 раз, строительства – в 5,8 раз, рыночных услуг – в 5,3 раза, нерыночных услуг – в 12,8 раз (табл. 2.4).

Поскольку экономика Москвы наиболее близка к постиндустриальной стадии развития, для нее вполне характерна максимальная доля рыночных услуг, минимальная доля сельского хозяйства и низкая доля промышленности (9,4%) в структуре ВРП.

Таблица 2.3

Отраслевая структура ВРП по федеральным округам и ВВП России в 1999–2001 гг., %*

Федеральные округа

Производство товаров

Производство услуг

Итого

Промышленность

Строительство

Сельское и лесное хозяйство

Прочие виды деятельности по производству товаров

Рыночные услуги

Нерыночные услуги

Центральный

Северо-Западный

Приволжский

Уральский

Сибирский

Дальневосточный

Суммарный ВРП

ВВП России

* Первый ряд цифр – данные за 1999 г., второй – за 2000 г., нижний – за 2001 г.

Таблица 2.4

Максимальные и минимальные доли отраслей в ВРП субъектов РФ

в 2000 – 2001гг., %

Отрасли

Максимальная доля отрасли в ВРП

Минимальная доля отрасли в ВРП

Средняя доля отрасли по России

Промыш- ленность

(Красноярский край)

(Красноярский край)

(Республика Алтай)

(Республика Алтай)

Строитель-ство

(Республика Калмыкия)

(Сахалинская область)

(Республика Тыва)

(Курганская область)

Сельское хозяйство

(Республика Кабардино-Балкария)

(г. Москва и Санкт-Петербург)

Прочие виды деятельности по пр-ву товаров

(г. Москва)

(г. Москва)

(Чувашская республика)

(Чувашская республика)

Рыночные услуги

(г. Москва)

(г. Москва)

(Республика Калмыкия)

(Республика Калмыкия)

Нерыночные услуги

(Республика Тыва)

(Республика Тыва)

(Тюменская область)

(г. Москва)

Объяснимы полярные позиции, занимаемые Красноярским краем: первое место по удельному весу промышленности (включает конкурентоспособные отрасли: цветная металлургия, машиностроение, химическая и атомная промышленность); одно из последних мест – по удельному весу рыночных услуг. Лидерство Республики Тыва по доле нерыночных услуг (велики затраты на управление) объясняется слабым развитием промышленности, строительства и общей незрелостью рыночных отношений.

Оценим влияние особенностей отраслевой структуры экономики на объемы производства ВРП. Для этого проведем анализ распределения регионов по величине ВРП на душу населения относительно среднероссийской величины (табл. 2.5).

Группа регионов-лидеров (более 150% ВРП на душу населения относительно среднероссийского уровня) имеет наибольшую долю рыночных услуг и наименьшую долю сельского хозяйства.

Таблица 2.5

Отраслевая структура ВРП по группам регионов относительно среднероссийской величины ВРП на душу населения в 2001 г., %

Группы регионов, в %

Промышленность

Строительство

Сельское и лесное хозяйство

Прочие виды деятельности по производству товаров

Рыночные услуги

Нерыночные услуги

Итого

1. Больше 150%

2. 125 – 150%

3. 100 – 125%

4. 75 – 100%

5. 50 – 75%

6. 25 – 50%

7. Менее 25%

Россия

35,6

7,9

7,4

0,6

40,7

7,8

100

При переходе к следующим группам (с уменьшением величины ВРП на душу населения) возрастает доля сельского хозяйства и нерыночных услуг и сокращается доля промышленности. Следует отметить нетипичность структуры второй группы: резкое возрастание удельного веса промышленности и снижение удельного веса рыночных услуг. Это объясняется тем, что в состав данной группы входят только четыре индустриальных региона (Красноярский край, Камчатская, Самарская и Вологодская области). Проведенный анализ свидетельствует, что влияние отраслевой структуры на относительную величину среднедушевого ВРП имеет не столько самостоятельное, сколько дополняющее значение .

Межрегиональная дифференциация среднедушевых объемов ВРП. Величина ВРП (произведенной валовой добавленной стоимости) на душу населения – наиболее общий индикатор текущей эффективности регионального производства. Экономический анализ межрегионального сравнения величин среднедушевого ВРП, во-первых, позволяет оценить факторы (внутренние и внешние), влияющие на различия масштабов и эффективность региональных экономик; во-вторых, обосновать задачи государственной политики по стимулированию регионального экономического развития .

Ранжирование регионов по величине ВРП на душу населения в 2001 г. по отношению к среднероссийской величине представлено на рис. 2.7. Для избежания двойного счета данные по Архангельской, Пермской, Тюменской, Иркутской, Читинской, Камчатской областям и Красноярскому краю не включают объемы ВРП входящих в них автономных округов. Распределение субъектов Федерации сильно асимметрично. Максимальное различие (Ханты-Мансийский АО и республика Ингушетия) составило 37 раз. Только 19 регионов занимают уровень выше среднероссийского, а 69 – ниже. Эти показатели говорят о трудностях в согласовании интересов регионов в рамках федеративных отношений.

Распределение ВРП по группам регионов с равными 25% интервалами отклонений от среднероссийской величины ВРП на душу населения сведены в табл.2.6.

Таблица 2.6

Распределение ВРП по группам регионов относительно среднероссийской величины ВРП на душу населения в 2000–2001 гг.

Группы регионов, %

Число регионов в группе

Доля в суммарном объеме ВРП, %

Справочно: доля в численности населения РФ, %

1. Больше 150

7. Менее 25

Рис. 2.7. Ранжирование 88 регионов по величине ВРП на душу населения в 2001г. по отношению к среднероссийской величине, %

Согласно методологической схеме выполнения межрегиональных сопоставлений и динамических сравнений ВРП регионов РФ (см. рис.2.4) проведем анализ используемого ВРП.

Территориальная структура. Распределение величины используемого ВРП по субъектам Федерации очень неравномерно. При распределении используемого ВРП по децильным группам получаем, что первые две децили (15 регионов) сосредотачивают 61,2% ВРП, а остальные восемь – 38,8% (рис. 2.9). Причем соотношение первой и последней децили по объему используемого ВРП составляет 64 раза, а между субъектами Федерации - 12,9 раз (первое место занимает Москва, последнее - Республика Дагестан).

Рис. 2.9. Распределение используемого ВРП по децильным группам в 1999 г., %

Территориальная структура используемого ВРП по федеральным округам за 1999 г. такова: Центральный - 36,4%, Северо-Западный - 9,7%, Южный - 9,3%, Приволжский - 17,6%, Уральский - 10,6%, Сибирский - 11,1%, Дальневосточный - 5,2%. Лидирующую позицию занимает Центральный ФО, его ВРП в семь раз больше показателя ВРП Дальневосточного ФО.

Функциональная структура используемого ВРП . Прежде чем рассмотреть региональные особенности функциональной структуры используемого ВРП, обратим внимание на внутреннюю структуру использования ВВП России в 1999г.: конечное потребление - 68% (в том числе домашних хозяйств – 52,2%, государственных учреждений – 14,6%, некоммерческих организаций, обслуживающих домашние хозяйства, – 1,2%), валовое накопление основного капитала – 14,5% . Основным элементом данной структуры, не распределяемым по регионам, является конечное потребление госучреждений и некоммерческих организаций, обслуживающих домашние хозяйства.

Функциональная структура используемого ВРП по федеральным округам за 1999 г. представлена в табл. 2.7.

Межрегиональная дифференциация используемого ВРП на душу населения. Максимальное различие между регионами по этому показателю в 1999 г. составило 15,7 раза (максимум – Москва, минимум – Ингушетия). Согласно данным табл.2.8, по распределению ВРП на группы регионов относительно среднероссийского уровня используемого ВРП на душу населения лишь 11 регионов имеют величину выше среднероссийского уровня (больше 100%), ниже – 68 регионов. В группу лидеров вошли г. Москва, Тюменская и Сахалинская области, Республика Саха (Якутия), на их долю приходится 30% суммарного используемого ВРП. Наибольшее количество регионов (57) относится к группе регионов, имеющих величину используемого ВРП в интервале от 50 до 100% среднероссийского уровня с численностью населения 76,5%. Ниже уровня 50% находятся 11 регионов (республики из Южного ФО: Дагестан, Ингушетия, Калмыкия, Карачаево-Черкессия, Тыва, Алтай, Марий Эл; 4 области (Ивановская, Пензенская, Брянская, Курганская), на долю которых приходится 2,9% суммарного используемого ВРП с численностью населения в 6,8%.

Таблица 2.7

Функциональная структура используемого ВРП по федеральным округам за 1999 г., %

Федеральные округа

Расходы на конечное потребление

Валовое накопление

Итого

В том числе

Домашних хозяйств

Госучреждений и некоммерческих

организаций, обслуживающих домашние хоз-ва

Центральный

Северо-Западный

Приволжский

Уральский

Сибирский

Дальневос- точный

Суммарное по регионам

Таблица 2.8

Распределение ВРП регионов относительно среднероссийского уровня используемого ВРП на душу населения в 1999 г .

Группы регионов, %

Число регионов в группе

Доля в суммарном объеме ВРП, %

Справочно: доля в численности населения РФ, %

1. Больше 150

7. Менее 25

По федеральным округам различия по среднедушевому используемому ВРП достигают 2,2 раза, лидирует Центральный ФО, замыкает Южный ФО.

Проведенный анализ межрегиональных различий по производству и использованию ВРП на душу населения приводит к выводу о наличии значительной дифференциации регионов по объемам ВРП. Следует отметить, что методология межрегиональных сопоставлений ВРП строится с учетом фактора межрегиональной дифференциации цен и при общей концепции гармонизации СНС - СРС. С этой целью исследователи рекомендуют проводить пересчет величины используемого ВРП в отдельности по трем его основным компонентам : конечное потребление домашних хозяйств с использованием регионального индекса стоимости фиксированного набора потребительских товаров и услуг; расходы государственных учреждений на коллективные услуги посредствам коэффициента стоимости предоставления условной единицы бюджетных услуг; валовое накопление с помощью экспертных оценок региональных индексов стоимости инвестиций. Корректировка перечисленных компонентов ВРП проводится путем деления величин в текущих ценах на соответствующие индексы цен. Суммирование полученных величин дает скорректированный объем используемого ВРП, а добавление объема сальдо внешнеторговых операций - скорректированный объем произведенного ВРП. Подобные преобразования приведут к сглаживанию дифференциации регионов по производству и использованию ВРП на душу населения (за счет снижения наиболее высоких величин ВРП в северных регионах, г. Москве) и ранжированию регионов по отношению к среднероссийскому уровню ВРП с подтягиванием большинства регионов, имеющих величины среднедушевого ВРП в текущих ценах значительно ниже среднероссийского показателя

Работа по межрегиональным сопоставлениям величин среднедушевого произведенного и использованного ВРП регионов РФ возможна в рамках государственной программы статистических работ.

Предыдущая

Валовый внутренний продукт – ВВП - популярная экономическая величина. С её помощью измеряется объём материальных благ, созданных в стране в течение года. Есть ещё один параметр – ВРП – валовый региональный продукт. Его можно посчитать для каждого региона отдельно. Это позволяет сравнивать разные субъекты Федерации. Сегодня изучим его более подробно.
---
ВРП считается медленно. Данных за 2017 год ещё нет. Поэтому будем пользоваться цифрами за год 2016. Для начала посмотрим какие субъекты Федерации самые крупные по данному показателю.


Смотреть программу Экономика на телеканале Крым-24

Архив программ.
Лидирует Москва. В структуре общероссийского ВРП её доля 21% .


Цифра большая. Её интересно посмотреть внимательно под микроскопом. Росстат предоставляет эту возможность. Перед вами структура ВРП Москвы.


Ничтожная доля у сельского хозяйства, ноль по добыче полезных ископаемых. Кстати, тот факт что многие предприятия работают в регионах, но зарегистрированы в Москве на подсчёт регионального продукта не влияет. Учитываются только произведённые товары или оказанные услуги. Если добыча полезных ископаемых в Москве не осуществляется, то и считать нечего. Поэтому здесь видим нулевой показатель.
А вот что у Москвы велико, так это торговля и сфера недвижимости. На них суммарно приходится больше половины ВРП. Именно они и дали столь внушительный результат.


Москва имеет огромное торговое значение для всей России. Там большое количество оптовых складов и рынков. Москва ведёт активную торговлю со всеми субъектами Федерации. Через неё идёт большой поток товаров. Они реализуются как оптом, так и в розницу. Что касается недвижимости, то здесь всё понятно. Она во-первых дорогая, во вторых пользуется повышенным спросом. Поэтому рынок жилья и офисных помещений дал весомую прибавку в общую копилку.


Ну а Московская обрабатывающая промышленность (заводы и фабрики), дали региону 12% от его ВРП. Москва - крупный центр машиностроения, станко-, судо-, приборостроения; чёрной и цветной металлургии, химической, лёгкой, полиграфической промышленности. Здесь находится центр имени Хруничева, который разрабатывает ракеты-носители Протон и разгонные блоки к ним.


Также в Москве сосредоточено большое количество военных предприятий. На втором месте по уровню ВРП Тюменская область. В таблице она даётся вместе с входящими в неё Ямало-Ненецким и Ханты-Мансийским автономными округами. Столь весомый валовый региональный продукт объясняется богатством недр. В Тюменской области добывают нефть и газ. Этот регион – важный источник углеводородов не только для России, но и для всего мира.


В структуре ВРП на добычу полезных ископаемых приходится 54% . Благодаря этому и достигнута столь высокая позиция в данном рейтинге. Третья, четвёртая и пятая строчки вполне ожидаемо у Санкт-Петербурга, Московской области и Краснодарского края. Также к числу регионов с внушительным размером экономики следует отнести Свердловскую область, Татарстан и Красноярский край.
---
Говоря о Москве, я сказал, что в структуре её ВРП обрабатывающие производства занимают 12% . Давайте посмотрим в каких субъектах Федерации эта сфера находится на максимальных уровнях. Назову регионы, где обрабатывающая промышленность имеет долю в экономике выше 30%.


Рекордный по стране показатель у Липецкой области: 42% .


Здесь выпускаются холодильники и морозильники, производится сахарный песок и плодоовощные консервы. Большую роль в экономике не только области, но и страны играет Новолипецкий металлургический комбинат.


Озвучу короткой строкой другие субъекты федерации, к которых высока доля обрабатывающей промышленности в структуре экономики. Это Тульская область, Вологодская, Омская, Калужская, Владимирская, Челябинская, Новгородская и другие.
---
Обратимся к показателям Крыма и Севастополя.


Наша Республика среди других российских регионов занимает по ВРП 54 место . Севастополь на 82-м месте, но стесняться ему из-за этого не стоит, потому что площадь и население у него не большие. Примечательна динамика: и Крым, и Севастополь стремительно наращивают валовый региональный продукт. Успехи 16-го года по сравнению с 14-м внушительны.


Рост отчасти объясняется переходным периодом. В 2014 году была низкая база сравнения. Экономика перестраивалась и становилась на новые рельсы. Но и с учётом этой оговорки ВРП Крыма растёт семимильными шагами. Одно только жилищное строительство выросло за прошлый год в три раза, а оно является частью регионального продукта. Сейчас доля полуострова в экономике страны – пол-процента. Но вполне очевидно, что это лишь начало, и в последующие годы эта роль повысится.

Владимир Степанович Бочко

Кандидат экономических наук, профессор, заслуженный экономист Российской Федерации, заместитель директора Института экономики УрО РАН

ВАЛОВОЙ РЕГИОНАЛЬНЫЙ ПРОДУКТ:

ОЦЕНКА РАЗВИТИЯ ТЕРРИТОРИИ

В условиях повышения роли субъектов РФ в экономическом развитии страны требуется более активно использовать современные показатели для оценки динамики и социально-экономического потенциала регионов.

Логическим продолжением используемой системы национальных счетов (СНС), на которую переходит Россия, является система региональных счетов (СРС). На это обращают внимание А.Г. Гранберг, Ю.С. Зайцева , Н.Н. Михеева , А.А. Мироедов, О.А. Шарамыгина и другие исследователи.

Ключевым показателем системы национальных счетов на региональном уровне является валовой региональный продукт (ВРП). Методологические принципы его построения были разработаны нобелевским лауреатом Р. Стоуном в 50-е годы ХХ века. В настоящее время региональные счета используются во многих странах мира. В России расчет ВРП ведется с 1994 г. Одновременно делаются первые шаги по созданию СРС. При этом Госкомстат РФ следует методологическим положениям Европейского статкомитета, рекомендующего начинать работу по СРС с расчетов по регионам валовой добавленной стоимости и валового накопления капитала .

Особое значение приобретает использование показателя ВРП в условиях формирования нового научного направления по изучению территорий, которое называется «пространственная экономика». Значительный вклад в разработку ее теоретико-методологических основ сделан Е.Г. Анимицей,

Н.М. Сурниной и другими уральскими исследователями.

В настоящей статье сделана попытка проанализировать валовой региональный продукт Свердловской области с точки зрения оценки экономического развития региона.

Достоинство ВРП состоит в том, что с его помощью можно не только оценивать развитие конкретного субъекта Федерации, но и проводить

объективное сравнение уровня развития различных субъектов РФ, а также сравнение с данными по России в целом.

Для характеристики результатов экономической деятельности в масштабах страны используется показатель валового внутреннего продукта (ВВП).

Хотя по экономическому содержанию ВРП и ВВП выступают весьма близкими показателями, они не совпадают между собой ни количественно, ни качественно.

Во-первых, отличие ВРП от ВВП состоит в масштабе охвата результатов деятельности. ВРП ограничивается учетом товаров и услуг, созданных на определенной территории страны, называемой регионом. Поскольку под регионом, как правило, понимают территорию, совпадающую с границами субъекта Федерации, то в статистическом учете ВРП отражает результаты деятельности областей, республик и автономных округов, являющихся по Конституции РФ ее субъектами.

Во-вторых, ВВП больше, чем сумма ВРП по России, поскольку помимо нее включает в себя добавленную стоимость, относящуюся к стране в целом и не распределяемую по отдельным регионам. На федеральном уровне в ВВП включается величина добавленной стоимости нерыночных коллективных услуг, оказываемых государственными учреждениями обществу в целом (оборона, государственное управление и др.), добавленная стоимость, создаваемая финансовыми и внешнеторговыми посредниками, а также налоги на внешнеэкономическую деятельность.

Отраслевую структуру ВРП можно представить в виде схемы (рис. 1), которая включает две большие группы отраслей и стоимость чистых налогов на продукты.

Рис. 1. Структура валового регионального продукта

К первой группе отраслей, обеспечивающих создание валового регионального продукта, относятся отрасли, производящие товары. Важнейшими среди них являются промышленность, сельское хозяйство,

строительство, а также лесное хозяйство и другие виды деятельности по производству товаров.

Во вторую группу объединены отрасли, производящие услуги. В их число входят транспорт, связь, торговля и общественное питания, коммунальное хозяйство, информационно-вычислительное обслуживание, наука, здравоохранение, образование, управление и др. Все услуги в свою очередь разделяются на рыночные и нерыночные. При этом услуги в сфере здравоохранения, образования, жилищного хозяйства, культуры и искусства, а также геологии и разведки недр могут носить и рыночный, и нерыночный характер, а в торговле, транспорте, связи и некоторых других отраслях -только рыночный.

Чистые налоги на продукты представляют собой налоги на продукты за вычетом субсидии на продукты. Как известно, субсидией считается пособие в денежной или натуральной форме, предоставляемое государством за счет средств государственного или местных бюджетов, а также средств специальных фондов юридическим и физическим лицам, местным органам власти. Различают прямые субсидии, направленные на развитие необходимых отраслей экономики, и косвенные субсидии, представляющие собой систему льготных налоговых ставок, политику ускоренной амортизации и т.д.

Субсидии на продукты - это вид субсидий, выплачиваемых государством производителю за единицу произведенного товара (услуги). Субсидируются чаще всего социально значимые виды товаров (услуг), цены на которые в случае отсутствия субсидий были бы слишком высокими для массового потребителя. С помощью субсидий компенсируются потери от реализации продукции по ценам, не покрывающим издержек производства и не приносящим определенного размера прибыли.

Поскольку ВРП представляет собой вновь созданную стоимость товаров и услуг, произведенных на территории, то его рассчитывают как совокупность добавленных стоимостей отраслей экономики региона или, другими словами, как валовую добавленную стоимость. ВРП рассчитывается в текущих рыночных и основных ценах (номинальный объем ВРП) и в сопоставимых ценах (реальный объем ВРП)1.

Отраслевая структура ВРП Свердловской области. Основные объемные характеристики структуры валового регионального продукта в Свердловской области приведены в табл. 1.

1 Рыночная цена - цена конечного покупателя. Она включает торгово-транспортные наценки, налоги на производство и импорт и не включает субсидии на производство и импорт. Для устранения влияния различных ставок налогов и субсидий в различающихся отраслях экономики на структуру производства и образование доходов отраслевые показатели приводятся в оценке по основным ценам. Основная цена - цена, получаемая производителем за единицу товара или услуги, без налогов на продукты, но включающая субсидии на продукты. Нерыночные товары и услуги оцениваются с использованием рыночной цены подобных товаров и услуг, реализуемых на рынке, если ее возможно установить, или по затратам на производство, если рыночная цена отсутствует (в частности, так оцениваются услуги государственных учреждений и некоммерческих организаций).

Таблица 1

Отраслевая структура валового регионального продукта Свердловской области , % к валовому региональному продукту

Год Отрасли, производящие товары Из них Отрасли, производящие услуги Из них Чистые налоги на продукты

Промышленность Сельское хозяйство о овт с ь л К о орт С Транспорт Связь Торговля и общественное питание

1995 53,2 36,3 10,5

1996* 51,7 36,6 5,8 8,9 40,3 10,8 1,1 9,0 8,0

1997* 47,1 34,0 6,3 6,1 44,0 11,2 1,2 10,0 8,9

1998 51,6 39,2 5,6 6,0 41,8 10,3 1,2 10,8 6,6

1999 55,6 42,2 6,6 6,3 37,7 8,3 1,0 10,8 6,7

2000 55,9 43,5 5,5 6,2 38,1 9,5 1,2 10,7 6,0

2001* 54,7 42,2 5,9 5,9 39,9 9,4 1,3 11,7 5,4

Примечание. * Рассчитано на основании данных Свердловского облкомгосстата.

На первом месте по удельному весу, как видно из табл. 1, находятся отрасли, производящие товары. На них приходится более половины производства валового регионального продукта. Причем их доля не только сохраняется, но и постепенно увеличивается. Так, в 1995 г. она равнялась 53,2%, затем несколько сократилась, но в конце 1990-х годов снова начала увеличиваться и достигла в 2000 г. 55,9%. В 2001 г. произошло ее понижение до 54,7%, однако общий удельный вес отраслей, производящих товары, остается довольно высоким и нет признаков, что произойдет его уменьшение.

Если сравнивать аналогичные процессы по России в целом и в высокоразвитых индустриальных странах, то придется отметить, что по сравнению со Свердловской областью они идут в противоположном направлении: в них растет доля отраслей, производящих услуги, а не наоборот.

С усилением рыночного реформирования отраслевая структура ВВП России постепенно, но неуклонно изменяется в пользу отраслей, производящих услуги. Так, в 1995 г. доля отраслей, производящих товары, в России была почти такой же, как и в Свердловской области, т.е. равнялась 53,3%, а

к 2000 г. она снизилась до 47,6%. В это же время доля отраслей, производящих услуги, возросла с 38,1% в 1995 г. до 45,0% в 2000 г. Просматривается возрастание в этой сфере удельного веса торговли и общественного питания (14,0% в 1998 г. и 19,3% в 2000 г.), что закономерно отражает развертывание рыночных отношений и направленность развития экономики на удовлетворение потребностей людей в соответствии со спросом населения.

Итак, при почти одинаковых для Свердловской области и России исходных на 1995 г. величинах доли отраслей, производящих товары (53,2% - Свердловская область; 53,3% - Россия), к 2000 г. положение изменилось

настолько, что Свердловская область обогнала Россию более чем на 7 процентных пунктов (55,9% - Свердловская область; 47,6% - Россия). Этот негативный с точки зрения развития рыночных отношений экономический процесс продолжает закрепляться проводимой в области экономической и инвестиционной политикой.

Ухудшение структуры ВРП в Свердловской области вызывается ростом среди отраслей, производящих товары, доли промышленности (с 36,6% в 1996 г. до 42,2% в 2001 г.), в том числе за счет металлургического комплекса. В 1993 г. черная и цветная металлургия вместе обеспечивали 45,9% объема производства промышленной продукции, а в 2000 г. уже 50,2%. По данным Министерства экономики и труда Свердловской области их доля в 2003 г. составила 52,5%. При этом удельный вес сельского хозяйства, транспорта, связи, торговли и общественного питания изменялся незначительно.

Сам по себе факт усиления промышленно-производственной направленности развития не несет ничего отрицательного. Каждый регион должен использовать свои ресурсы и возможности. Ориентируясь на них, субъекты Федерации ищут способы подъема уровня своего экономического развития. Следуя этому методологическому подходу, закономерно считать, что Свердловская область в современных условиях обеспечивает свое развитие именно на основе использования имеющихся объективных предпосылок и материальных условий. Другими словами, будучи промышленным регионом, она продолжает наращивать прежде всего промышленный потенциал.

Но такие выводы являются правильными лишь до тех пор, пока мы остаемся уровне укрупненных показателей. Если же перейти от анализа промышленности в целом к рассмотрению ее структуры по отраслям и выяснению роли и доли каждой отрасли в развитии экономики области, то придется некоторые в общем-то правильные положения несколько скорректировать, уточнить. Важнейшим среди них станет утверждение, что оптимальной является лишь такая структура промышленности, в которой достойное место занимают обрабатывающие отрасти, а среди них главная роль принадлежит наукоемким производствам. Поэтому сырьевую направленность структуры промышленности нельзя признать лучшим ее вариантом.

Позитивный процесс в изменениях структуры ВРП должен заключаться в наращивании доли отраслей, производящих услуги. Необходимость такой направленности преобразований структуры валового регионального продукта связана, во-первых, с созданием рыночной инфраструктуры, особенно с развитием банковской деятельности, кредитования, страхования, проведения операций с недвижимым имуществом и т.д., во-вторых, с перестройкой производства на изготовление тех товаров и услуг, которые все больше ориентированы на разнообразный спрос населения как по ценовым параметрам, так и по качественным характеристикам.

ВРП на душу населения. В анализе ВРП важное место занимает выявление тенденций изменения величины валового регионального продукта, приходящегося на душу населения. Этот показатель, возможно в наибольшей

мере, отражает динамику экономической активности, разворачивающейся в регионе.

В статистике данные по ВРП на душу населения приводятся не в сопоставимых, а в текущих ценах. Это затрудняет проведение некоторых расчетов, например сравнений динамики ВРП одного и того же региона за ряд лет, так как фактические данные включают рост цен за счет инфляции. В зависимости от того, насколько разными были уровни инфляции в сравниваемые периоды, изменяется степень погрешностей в расчетах.

Если сравнения проводятся за один и тот же год между разными регионами, то уровень инфляции не имеет значения, поскольку как в стране в целом, так и в отдельных регионах цены в заданный отрезок времени росли приблизительно в одинаковой мере. Поэтому величина ВРП, приходящаяся на душу населения, позволяет объективно сравнивать положение одних регионов с другими за определенный год, так как в этом случае инфляционные процессы практически не влияют на величину расчетов. Имеющиеся незначительные различия в уровнях инфляции по разным регионам являются настолько малыми, что их следует учитывать только при выполнении специальных расчетов. Для общего сравнения деятельности регионов и установления соотношений в их развитии перепады в региональной инфляции принципиального значения не имеют.

В том случае, когда проводятся сравнения за разные годы, можно сопоставлять данные лишь «по горизонтали», т.е. брать разные регионы и сравнивать их развитие за определенный год. Переход на сопоставление «по вертикали» возможен лишь тогда, когда сравнение по годам будет выступать не как соотношение во времени показателей данного региона к самому себе, а как результат сравнения разных регионов между собой «по горизонтали».

Проанализируем соотношения изменений ВРП Свердловской области и ВВП Российской Федерации. Данные, приведенные в табл. 2, позволяют обнаружить две тенденции, характерные для области. Первая состоит в том, что величина ВРП на душу населения в области постоянно увеличивается. В номинальном выражении она выросла с 4 240,1 р. в 1994 г. до 47 028,0 р. в 2001 г., т.е. более чем в 11 раз . Естественно, что основным компонентом такого роста явилась инфляция. Вместе с тем определенную долю составляет фактическое увеличение ВРП за счет роста производства во второй половине 90-х годов ХХ века. Вторая тенденция менее радужная и даже тревожная. Она заключается в относительном уменьшении стоимости валового регионального продукта, приходящегося на одного жителя области, по сравнению с показателем в целом по Российской Федерации.

Таблица 2

Соотношение ВРП на душу населения по Свердловской области и Российской Федерации ,

р., до 1998 г. - тыс. р.

Год Свердловская область Российская Федерация Свердловская область по отношению к Российской Федерации, %

1994 4 240,1 3 583,7 (+) 18,3

1995 12 376,0 9 566,3 (+) 29,4

1996 14 378,4 13 230,0 (+) 8,7

1997 15 902,2 15 212,3 (+) 4,5

1998 16 832,7 16 590,8 (+) 1,5

1999 26 044,6 28 492,1 (-) 8,6

2000 36 094,1 42 902,1 (-) 15,9

2001 47 028,0 54 325,8 (-) 13,4

Из табл. 2 видно, что с 1994 по 1998 г. включительно имело место превышение величины ВРП на душу населения в Свердловской области по сравнению с Россией. В 1994 г. оно составляло 18,3%, в 1995 г. выросло до 29,4%. Но начиная с 1996 г. величина превышения постепенно уменьшалась и в

1998 г. составила всего 1,5%.

С 1999 г. уровень ВРП на душу населения в Свердловской области стал ниже, чем по России, и сохранился в таком виде в последующие годы. В 2001 г. он был ниже общероссийского на 13,4%.

Такой устойчивый понижательный процесс может свидетельствовать лишь о том, что реальное развитие экономики области на протяжении анализируемых лет испытывает существенные затруднения. Одной из причин такого положения является не просто сохранение в области высокого удельного веса отраслей, производящих товары, но и рост внутри них доли отраслей сырьевой направленности, прежде всего черной и цветной металлургии.

Соотношение динамики валового регионального продукта на душу населения в Свердловской области и в Российской Федерации наглядно показано на рис. 2. Первоначально Свердловская область устойчиво обгоняла Российскую Федерацию, а затем так же устойчиво стала от нее отставать.

Свердловская область -■-Российская Федерация

Рис. 2. Соотношение ВРП на душу населения Свердловской области и Российской Федерации

Для проверки такого тревожного вывода и установления его объективности мы решили провести дополнительные расчеты путем сопоставления развития Свердловской области с соседними областями, которые находятся в приблизительно одинаковых географических,

климатических и хозяйственно-промышленных условиях. Такими регионами, естественно, выступают прежде всего Челябинская и Пермская области. Они настолько близки по общему промышленному потенциалу и другим показателям развития, что в научной литературе все три области часто объединяют понятием «старопромышленные регионы».

Первый взгляд на табл. 3 показывает, что Свердловская область развивается лучше Челябинской, но уступает Пермской.

Таблица 3

Соотношение ВРП на душу населения в Свердловской, Челябинской и Пермской областях , р., до 1998 г. - тыс. р.

Год Свердловская область Челябинская область Пермская область Соотношение показателя Свердловской области, %

с Челябинской областью с Пермской областью

1994 4 240,1 3 844,5 4 436,5 (+) 10,3 (-) 4,4

1995 12 376,0 8 967,3 12 291,5 (+) 38,0 (+) 0,7

1996 14 378,4 13 193,2 14 481,8 (+) 9,0 (-) 0,7

1997 15 902,2 14 110,6 16 724,4 (+) 12,7 (-) 5,0

1998 16 832,7 12 700,5 18 615,5 (+) 32,5 (-) 9,6

1999 26 044,6 22 713,7 31 571,7 (+) 14,7 (-) 17,5

2000 36 094,1 36 908,7 43 869,7 (-) 2,2 (-) 17,7

2001 47 028,0 41 557,4 63 183,0 (+) 13,2 (-) 25,6

Однако при правильности общего оценочного вывода следует обратить внимание на пробивающуюся тенденцию постепенного ухудшения динамики показателей Свердловской области по отношению и к Челябинской, и к Пермской областям. Так, в середине 1990-х годов Свердловская область имела существенное превосходство над Челябинской областью, доходившее, например, в 1998 г. до 32,5%. Но с конца 1990-х годов разрыв стал уменьшаться и в 2000 г. имел отрицательное значение.

При сопоставлении показателей с Пермской областью также просматривается динамика развития не в пользу Свердловской области. Так, в середине 1990-х годов величины ВРП на душу населения в обеих областях были практически одинаковыми: в 1995 г. ВРП Свердловской области превосходил аналогичный показатель Пермской области на 0,7%, а в 1996 г. был ниже на такую же величину. Другими словами, развитие в соседних областях шло «по одинаковым сценариям». Однако с 1997 г. начинается явный отрыв Пермской области, она активно уходит вперед, с каждым годом увеличивая дистанцию. В 1997 г. разница составляла 5,0%, в 1998 г. - 9,6, в

1999 г. - 17,5, а в 2001 г. уже 25,6%.

За счет чего увеличивается разрыв? Играет здесь роль активизация экономической деятельности в Пермской области или происходит ухудшение положения в Свердловской области? Скорее всего, имеет место и то и другое.

Если бы причина успехов Пермской области по сравнению со Свердловской областью была только в факторах самой Пермской области, то при соревновании таких одинаковых по производственно-экономическому потенциалу регионов разрыв в показателях был бы значительно меньше, о чем свидетельствуют данные развития до 1996 г. Следовательно, отставание связано также с некоторыми негативными процессами, происходящими в самой Свердловской области. Одной из причин такого положения стало закрепление ее сырьевой направленности.

Динамика роста физического объема ВРП Свердловской области. Поскольку стоимостные показатели изменения валового регионального продукта в значительной мере обременены инфляционной составляющей, то они не могут отражать реальные перемены, которые происходят с ВРП. Наибольшие затруднения возникают с получением объективных данных, когда приходится сравнивать показатели одного и того же региона за ряд лет. Поэтому для получения реальной картины, которая должна отражать действительные процессы в динамике ВРП, используется показатель индекса физического объема ВРП. В этом случае валовой региональный продукт рассчитывается в сопоставимых ценах и отражает реальный объем.

В связи с определенным более быстрым развитием России в целом и отдельных ее регионов доля Свердловской области в общем объеме валового регионального продукта страны постепенно уменьшается. Если в 1995 г. удельный вес ВРП Свердловской области в общероссийском объеме составлял 4,1%, то в 2001 г. только 2,7% .

Индекс физического объема валового регионального продукта Свердловской области также изменяется неравномерно (табл. 4).

Таблица 4

Индекс физического объема ВРП Свердловской области , % к предыдущему году

Год Свердловская область Справочно: изменение физического объема совокупного ВРП по РФ

1999 101,8 105,6

2000 112,2 110,7

2001 108,7 106,0

2002* 103,8 104,3

2003* 106,5 106,9

Примечание. * По Свердловской области - по данным Свердловского облкомгосстата, по РФ - текущие данные Г оскомстата РФ.

Из табл. 4 видно, что ВРП Свердловской области в своем реальном выражении начал расти с 1999 г. Самым удачным периодом был 2000 г., когда ВРП увеличился на 12,2%. Появились надежды на удержание таких высоких темпов и в последующие годы. Хотя 2001 г. был закончен со снижением темпов роста, последние находились на таком высоком уровне, что можно было ожидать нового положительного развития экономики. Эти два благополучных года были знаменательны и тем, что впервые Свердловская область по темпам роста ВРП обогнала Российскую Федерацию. Если в 2000 г. в РФ темп роста ВРП равнялся 110,7%, то в Свердловской области его рост был выше на 1,5 процентных пункта и равнялся 112,2%. В 2001 г. благоприятный исход снова был на стороне нашей области. Казалось, что экономика области вошла в нужное русло и будет продолжать свое развитие в заданном ритме.

Однако следующий год подорвал надежды на устойчивое опережающее развитие региона не только по отношению к Российской Федерации. В 2002 г. ВРП области вырос только на 3,8%, что само по себе было низким приростом. К тому же этот показатель вновь стал меньше общероссийского.

Была надежда, что это случайный срыв. Но данные за 2003 г. опять показали результат не в пользу Свердловской области. Это подводит к мысли о том, что более низкие темпы роста ВРП области по сравнению с Россией могут стать повторяющимся явлением.

О вероятности таких последствий свидетельствует динамика ВРП Свердловской области и ВРП по России в целом за последние 7 лет, представленная на рис. 3. Кроме 2000 и 2001 гг. весь остальной период темпы роста физического объема ВРП области были ниже темпов роста совокупного ВРП Российской Федерации.

/1Ї0 // 105У, ч. ^ %ч108,7 ЧЛ0бч 106,9 104,^106,5

Щ 101,2 Г / / / > 101,8 / / "Чг 103,8

*ч9б\ ч \ // // 93/б/

Свердловская область -■---Российская Федерация

Рис. 3. Сравнительная динамика физического объема ВРП Свердловской области и ВРП Российской Федерации в целом

Проблема удвоения ВРП Свердловской области по отношению к

2000 г. Поскольку валовой региональный продукт в синтезированном виде отражает результаты работы региона, а валовой внутренний продукт -результаты экономической деятельности страны, руководители государства и регионов стали обращаться именно к этим показателям. Это давало возможность сосредоточить внимание предпринимателей и всего населения на решении такой задачи, которая была бы, с одной стороны, понятной всем, а с другой - не упрощала суть предлагаемых ориентиров.

Как ВРП, так и ВВП характеризует конечный результат производственной деятельности экономических единиц. Данные показатели отражают стоимость конечных товаров и услуг, произведенных этими единицами в течение отчетного периода в ценах конечного покупателя. Следовательно, они ориентируют население и хозяйствующие субъекты на выпуск не просто законченной продукции и услуг, а исключительно такой, которая пользуется платежеспособным спросом.

В экономическом отношении ВРП, так же как и ВВП, при расчете производственным методом представляет сумму валовой добавленной стоимости всех отраслей. Значит, общество должно организовывать деятельность предприятий, организаций и сфер общественного производства таким образом, чтобы доля добавленной стоимости в продукте (услуге) имела тенденцию к возрастанию. В этом будет выражаться рост эффективности и производительности труда. Но не только это. Важно то, что часть добавленной стоимости выступает для работников в форме их заработной платы, а в конечном счете - их дохода. Поэтому становится понятным, что увеличение ВРП (или ВВП) равносильно росту благосостояния населения региона, страны.

Исходя из такого экономического понимания ВРП (ВВП) проблема его роста действительно является важнейшей как для руководителей регионов и страны, так и для исполнителей любого уровня, звания, должности и квалификации. В увеличении ВРП (ВВП) заложен успех развития общества, отдельного человека, его материального достатка и условий для умножения духовной культуры. Поэтому задача (и проблема) активного увеличения ВРП и ВВП может стать на ближайшие 20-25 лет главным мобилизующим экономическим лозунгом как для отдельных регионов, так и для России в целом.

В настоящее время руководством Свердловской области поставлена задача удвоить ВРП к 2010 г. Она последовала вслед за призывом Президента страны удвоить ВВП России к этому же сроку.

Насколько возможно решение названной задачи в указанный отрезок времени? Для ответа на этот вопрос необходимо выяснить, во-первых, то, как «шагает» регион по приращению ВРП, а во-вторых, то, как он должен «шагать», чтобы вовремя прийти к указанному финишу.

О движении Свердловской области по наращиванию ВРП говорилось выше. Если за базу отсчета удвоения ВРП брать 2000 г., то «шаг» области был замедляющимся: в 2001 г. прирост ВРП составил 8,7%, в 2002 г. - 3,8%. Несколько улучшилось положение в 2003 г.: темп прироста ВРП составил 6,5%. Среднегодовой прирост за это период составил 6,3%.

Наши расчеты показывают, что если принять за единицу уровень ВРП Свердловской области в 2000 г., то для его удвоения за 10 лет, т.е. к 2010 г., необходимо обеспечивать среднегодовой прирост ВРП не менее 7,5%\

Если в каком-либо году темпы прироста будут ниже этого показателя, то в последующие годы потребуется превысить 7,5%-ный прирост.

У Правительства области есть намерение закончить 2004 г. с приростом ВРП в 7,5%. Если это произойдет, то Свердловская область может войти в ритм движения, который даст ей возможность реально достичь заявленной цели к 2010 г.

1 Расчеты для Свердловской области соответствуют динамике индексов валового внутреннего продукта для России в целом. В 2000 г. ее ВВП составлял 66% от уровня 1990 г. Для удвоения этой величины к 2010 г. необходимо иметь темпы прироста ВВП в размере не менее 7,5-7,7% в год. Однако практика показывает, что к уровню 7,5% прироста ВВП в год Россия еще не подошла. Во всяком случае в 2001 г. прирост ВВП составил 5,0%, в 2002 г. -4,3%, а в 2003 г. - 6,9%.

В то же время, с точки зрения повышения благосостояния всего населения, не следует переоценивать значение роста валового регионального продукта Свердловской области к 2010 г. в 2 раза, так как даже удвоенный ВРП в своем физическом объеме лишь приблизится к уровню 1990 г. или слегка его превысит.

Принципиально важным моментом становится выявление и приведение ВРП в действие той базы, которая обеспечит нужный уровень прироста валового регионального продукта. Исходить надо, во-первых, из анализа удельного веса отраслей в структуре ВРП и темпов их роста, во-вторых, из направленности экономического развития региона в целом.

Данные табл. 5 показывают, что за шесть анализируемых лет в структуре и удельном весе отдельных отраслей произошли серьезные изменения, как позитивные, так и негативные.

Таблица 5

Динамика структуры ВРП Свердловской области по отраслям производства (рассчитано на основании )

Удельный вес валовой добавленной

Отрасли стоимости отрасли, %

1996 г. 2001 г.

Производство товаров 51,75 54,73

В том числе по отраслям:

промышленность 36,61 42,18

сельское хозяйство 5,76 5,93

лесное хозяйство 0,13 0,11

строительство 8,90 5,87

прочие виды деятельности по производству товаров 0,34 0,63

Производство услуг 40,29 39,86

Рыночные услуги 31,34 33,33

В том числе по отраслям:

транспорт 10,75 9,44

связь 1,14 1,27

торговля и общественное питание 8,97 11,69

информационно-вычислительное обслуживание 0,04 0,30

операции с недвижимым имуществом 1,49 3,58

коммунальное хозяйство 2,61 1,24

страхование 0,18 0,43

жилищное хозяйство 1,39 0,87

обеспечение 0,59 1,48

народное образование 0,27 0,57

культура и искусство 0,08 0,11

управление 1,06 0,58

прочие рыночные услуги 2,77 1,77

Нерыночные услуги 8,95 6,53

В том числе по отраслям:

жилищное хозяйство 0,95 0,37

здравоохранение, физическая культура и социальное

обеспечение 3,06 1,85

народное образование 3,20 2,27

культура и искусство 0,29 0,22

управление 1,01 1,77

прочие нерыночные услуги 0,44 0,05

Чистые налоги на продукты 7,96 5,41

Среди положительных моментов следует назвать сохранение доли услуг в общем объеме ВРП. В 1996 г. они составляли 40,29%, а к 2001 г. лишь незначительно снизились и равнялись 39,86%. Но это относительное благополучие, так как все-таки доля услуг должна расти, а не снижаться. Кроме того, важно отметить такое явление, как повышение доли рыночных услуг и, соответственно, понижение доли нерыночных услуг.

Более важным положительным сдвигом является существенное увеличение среди рыночных услуг доли торговли и общественного питания, информационно-вычислительного обслуживания, операций с недвижимым имуществом. Названный ряд положительных перемен свидетельствует о постепенном закреплении в экономике области рыночных отношений и создании для них необходимой инфраструктуры.

Имеет место и значительный объем негативных подвижек. Во-первых, произошел рост доли отраслей, производящих товары, что не соответствует российским и мировым тенденциям в преобразованиях структуры ВРП. Во-вторых, продолжает увеличиваться доля промышленности. В целом это не отрицательная характеристика, но при условии, что среди промышленных отраслей будут преобладать обрабатывающие, а не сырьевые. В-третьих, снизилась доля строительства, что может вести к уменьшению прироста ВРП, поскольку строительство обычно выступает одним из локомотивов общего увеличения темпов роста. В-четвертых, среди рыночных услуг падает доля транспорта и жилищного хозяйства, хотя обычно именно эти отрасли, наряду со связью, устремляются вперед при развитии рыночных отношений. В-пятых, сдерживающим фактором увеличения темпов роста ВРП может стать увеличение доли управления в системе нерыночных услуг: с 1996 по 2001 г. она выросла с 1,01 до 1,77%. Умножающиеся расходы на управление из бюджетных средств свидетельствуют не только о повышении заработной платы и доходов чиновников, но и об увеличении самого их числа, что ведет к бюрократизации системы управления экономикой и обществом.

Названные положительные и отрицательные тенденции в изменении структуры ВРП не исчерпывают всю глубину перемен, которые свершились за период с 1996 по 2001 г. включительно. Но они подсказывают пути выбора направлений для совершенствования структуры экономики области с целью увеличения темпов роста ВРП и экономического благополучия населения.

Следует понять, что сырьевая направленность не спасет область. Ее богатство не в природных ресурсах, а в умении пользоваться ими. Поэтому необходимо развивать интеллектуальные отрасли, прежде всего обрабатывающие, и опираться на наукоемкие производства.

Литература

1. Гранберг А., Зайцева Ю. Производство и использование валового регионального продукта: межрегиональные сопоставления // Российский экономический журнал. 2002. № 10.

2. Мироедов А.А., Шарамыгина О.А. Использование показателя валового регионального продукта в оценке экономического развития региона // Вопросы статистики. 2003. № 9.

3. Михеева Н.Н. Макроэкономический анализ на основе региональных счетов. Хабаровск-Владивосток: Дальнаука, 1998.

4. Сурнина Н.М. Пространственная экономика: проблемы теории, методологии и практики / Науч. ред. Е.Г. Анимица. Екатеринбург: Изд-во Урал. гос. экон. ун-та, 2003.

5. Регионы России: Стат. сб.: В 2 т. / Госкомстат России. М., 1998. Т. 2.

6. Регионы России: Стат. сб.: В 2 т. / Госкомстат России. М., 2001. Т. 2.

7. Регионы России. Социально-экономические показатели. 2002: Стат. сб. / Госкомстат России. М., 2002.

8. Регионы России. Социально-экономические показатели. 2003: Стат. сб. / Госкомстат России. М., 2003.

9. Российский статистический ежегодник. 2002: Стат. сб. / Госкомстат России. М., 2002.

10. Российский статистический ежегодник. 2003: Стат. сб. / Госкомстат России. М., 2003.

11. «Экспресс-информация» Свердловского областного Комитета государственной статистики за 1996 и 2001 гг.